Для тех, кто хочет больше знать о стоимости
собственности, её оценке и рисках владения

Чужой среди своих: оценка нематериальных активов

Чужой среди своих: оценка нематериальных активов

12 мая 2015

Россия, являясь одним из ведущих государств по коэффициентам инновационной деятельности и количеству заявок на патенты, остается крайне беззащитной в выстраивании стратегии полноценного рынка нематериальных активов. Более 90% средств для оптимизации российской промышленности мы отдаем за рубеж, покупая чужие технологии, чужие аппараты и чужие материалы. Задавая вечные вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?», мы понимаем, что на первый вопрос ответ очевиден – виноваты мы сами. А вот вопрос второй… Давайте разбираться. 

Невеселая реальность

В России на НИОКР расходы остались где-то на уровне советских времен: три четверти уходят в госбюджет и четверть – к частным предприятиям. А ведь в зарубежных странах, чьи технологии и материалы мы так жадно закупаем, ситуация выглядит наоборот. Отлична от нашей там и структура сектора разработок НИИ. У нас заказы государства составляют более 80%  от общего числа, а в США самые крупные заказчики – это частный сектор. Они забирают себе порядка 69% заказов (для сравнения ЕС – 64%, Китай – 69%). А ведь кто, как не частники, в состоянии увидеть и применить (принеся прибыль государству) экономическую перспективу возможных исследовательских работ и научных открытий? Но рост потребности в нововведениях не отменяет существующие проблемы, с которыми сталкиваются предприниматели, которые не могут внедрять новые технологии на производстве. И самые явные среди этих сложностей – ограничение в бюджете и несформированная инфраструктура для поддержки научно-исследовательской и инновационной работы.

Анатолий Козырев, заместитель директора ЦЭМИ РАН, заместитель председателя Научного совета по экономическим проблемам интеллектуальной собственности при Отделении общественных наук РАН, даже уточнил, что эксперты-оценщики даже не имеют четкой информации об объектах интеллектуальной собственности, не говоря уж о том, чтобы провести анализ и оценку нематериальных активов. Это объясняется тем, что в России нет полновесной открытой информационной базы, аналогичной зарубежным, таким как Thomson Innovation и QUESTEL. За границей эти базы являются эффективными инструментами, в том числе – патентного анализа.  

Пример

Руководитель предприятия осознает потребность внедрения инноваций и инициирует обновление технической базы в компании. С чем он столкнется? Приобретение новой техники и оборудования, неполное либо абсолютное «замораживание» предприятия на период пусконаладочной работы, переподготовка либо повышение квалификации сотрудников компании. Плюс ко всему – риск того, что переоснащение окажется успешным, а сотрудники сумеют применить полученные знания. В противном случае говорить о долгосрочной перспективе зачастую не приходится. 

Отдельно поговорим про графу расходов.

Сюда включаются:

• Зарплата сотрудников, согласившихся на неполный рабочий день из-за частичной остановки производства

• Выходные пособия для тех, кто решает уволиться

• Расходы на новое оборудование, а также на его установку и наладку

• Расходы на переобучение персонала

• И дополнительные расходы в соответствии с законодательством РФ. 

А с учетом того, что на свой максимум предприятие не функционирует, должной прибыли нет. Соответственно, откуда появятся деньги? Проценты по кредиту выходят в круглую сумму, причем нет гарантии, что получится его вернуть, так что может грозить банкротство. Так что вполне логично, что государство чуть ли не единственная структура, которая способна поддержать спрос на новации. Что оно, собственно, и старается делать.

Сейчас в области нематериальных активов для оптимального развития стоят на повестке дня ряд вопросов: 

• Формирование долговременной стратегии государства

• Подготовка кадров, обладающих необходимыми знаниями в области интеллектуальной собственности. 

• Формирование правовой и конституционной базы, чтобы провести грамотную коммерциализацию объектов нематериальных активов

Поговорим о каждом из них подробнее.

Если стратегия, то какая?

В 2010 году по инициативе ВОИС (Всемирная организация интеллектуальной собственности) был разработан ряд рекомендаций. Целью их являлась стандартизация взаимодействий в рамках всемирного рынка. Тогда данные документы оказались невостребованными, однако спустя несколько лет госорганы и эксперты в области анализа и оценки нематериальных активов к этому документу вернулись, поскольку очевидно, что отсутствие корректной стратегии не позволит полноценно функционировать отечественной инновационной системе, кроме того, это может грозить настоящему коллапсу при использовании разработок НИИ.  

По сути, самое главное в формировании стратегии развития области нематериальных активов – создать единую государственную политику и комплексный подход для обеспечения продуктивности инновационной работы. Это в будущем поспособствует появлению специфической интеллектуальной среды, которая станет способна грамотно защищать нематериальные активы, повышать эффективность коммерциализации прав на итоги данной работы. 

Анатолий Семенов, председатель правления, директор НП «СПАС», представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности, в одном из интервью уточнил, что стратегию интеллектуальной собственности стоит посвятить лишь существующим, охраноспособным объектам интеллектуальных прав, но, вероятно, речь может идти обо всем жизненном цикле этих объектов. Рынок ИС, по словам председателя правления, многие видят как механизм обмена стандартизированными благами и объектами гражданского оборота, однако единых результатов (здесь имеется в виду промышленная собственность) нет.  

Если кадры, то откуда?

Развитие рынка нематериальных активов в значительной степени сейчас тормозит отсутствие специалистов по вопросам защиты, охраны и коммерциализации объектов интеллектуальной собственности. Эти специалисты в соответствии с международными стандартами должны не только владеть актуальными методиками управления исключительным правом на результат интеллектуальной работы, но и в состоянии определить, защищать и продвигать на мировой  рынок инновационные советские технологии. 

Лакуна здесь наблюдается, прежде всего, в разных отраслях производства – разумеется, речь идет об инновационной сфере. Однако актуально это и для областей образования и науки. В принципе, требования к кадрам из каждой области остаются едины – специалисты, помимо обладания традиционными знаниями, умениями и навыками, должны быть мобильными и уметь принимать решения и на уровне конкретного производства (области), и на уровне экономки вообще. Так что для перехода к новому порядку нужно готовить кардинально других специалистов с системными знаниями в области интеллектуальной собственности – от анализа и оценки нематериальных активов до их защиты и продвижения. 

Сейчас при поддержке Торгово-промышленной палаты идет рассмотрение профильных образовательных проектов (ранее даже проводилась Международная олимпиада по интеллектуальной собственности для школьников старших классов).

Если коммерциализация, то каким образом?

Потребность в обновлении технологической базы советского производства неоспорима. Однако современный рынок интеллектуальной собственности сейчас пребывает в стадии формирования, и пока он не в состоянии корректно распределять нематериальные активы. Возвращаясь к примеру, приведенному выше, мы понимаем – при аналогичной ситуации предпринимателю явно нужна поддержка. Вариантов ее возможно несколько.

  1. Корректная и грамотно функционирующая инфраструктура. Как, например, в России применяется структура бизнес-инкубаторов, отлично выстроенная на Западе, если в нашей стране их всего 132. Катастрофически мало технопарков и промышленных парков. Где же тогда, скажите, подниматься малому и среднему бизнесу? Плюс ко всему, есть необходимость в государственных инвестициях и субсидиях.
  2. Системообразующие предприятия. Необходимо максимально увеличивать количество субъектов малого и среднего бизнеса в производственной области, в производственных циклах больших системообразующих организаций, включая создание инновационной продукции. Системообразующие предприятия позволят сделать переход к активному внедрению инновационных продуктов значительно быстрее и проще, причем это касается каждого этапа производства, от перевода технологического цикла с разработкой, производством и эксплуатацией и до выхода готового продукта. 
  3. Комфортные условия для капитализации нематериальных активов. Свободная конкуренция предполагает, что оценка результата нематериальных активов обязана формироваться без участия государства. Однако сейчас для только формирующегося рынка нужны жесткие критерии, которыми будет руководствоваться оценщик в работе с нематериальными активами, тем более обязанных средствам из бюджета.

    Чтобы достичь этого, необходимо:
    - внедрить соответствующие меры для создания системы, позволяющей анализировать капитализацию и применение нематериальных активов
    - сформировать и ратифицировать (опираясь на систему международного уровня) федеральные стандарты анализа и оценки нематериальных активов, разработать методические рекомендации, поясняющие процесс анализа и оценки нематериальных активов в соответствии с принятыми стандартами
    - сформировать и применять технические нормы и стандарты, позволяющие поощрять внедрение инноваций организациями, разработку новых продуктов и услуг, применение инновационных технологий в производственном процессе. 

    И, разумеется, подъем рынка интеллектуальной собственности вряд ли допустим без оптимального и адаптированного механизма налогового и финансового учетов нематериальных активов и сделок с ними. Не забудем про унификацию уже существующих требований в НК РФ и бухгалтерском учете. 

Сейчас мы стоим перед необходимостью создания проекта закона, способного отвечать следующим требованиям:1. позволил бы исключить из налогооблагаемой базы по налогу на прибыль компании дохода, который появился после постановки на баланс итогов интеллектуальной деятельности, появившихся раньше и открытых при инвентаризации2. позволил отнести расходы на приобретение прав на нематериальные активы к расходам на научно-исследовательские и (или) опытно-конструкторские работы, чтобы применять соответствующий коэффициент, применяемый для исчисления налогооблагаемой базы по налогу на прибыль компании.

Пример

Во Франции налоговые льготы являются одним из важнейших стимулов для предприятий, работающих в области нематериальных активов. Для научно-исследовательских компаний там дается налоговая льгота в половину стоимости от расходов на исследования и становление в первый год работы. Далее процент снижается до 40 во второй год, затем – до 30% в третий и последующие годы. Однако общий объем расходов не должен превышать 100 млн. евро, в противном случае расходы сверх этой суммы возвращаются в размере 5%. 

Помощь, да не совсем

Работа государства с НИИ, разумеется, предполагает,  что результаты интеллектуальной деятельности, разработанные и купленные на бюджетные средства государства, государству и принадлежат. Но даже здесь возможны различные методы стимулирования, скажем, на некоторый срок отдать права на результат работы самому разработчику, а после передать право пользования любому отечественному производителю, чтобы каждый из них мог на безвозмездной основе использовать эти объекты.

Соответствующие изменения, кстати, были внесены в ст. 1229 ГК РФ о совместном правообладании на результаты интеллектуальной деятельности. В соответствии с этими изменениями исключительное право на результат работы (созданный по контракту до 1.01.2008), которое принадлежит РФ или субъекту РФ, может принадлежать только исполнителю работ, если государственная структура не проведет внедрение результата до 1.01.2015г. Так что смело можно говорить – позитивные изменения есть.

Однако и здесь уже на начальном этапе возможны сбои. Дело в том, что многие НИИ сталкиваются с ситуацией, когда оплата инновационной продукции по государственному заказу запаздывает. Поставленные в безвыходное положение, компании все-таки вынуждены брать кредиты, а наличие государственного заказа зачастую не предусматривает покрытие расходов на выплату процентов. В итоге, организация, столкнувшись с соответствующими последствиями, может закрыть проект или приостановить те или иные разработки. 

Защиты просим!

Отдельным пунктом, конечно, стоит вопрос защиты материальных активов.  И вот здесь участие государства точно обязательно. Обязательно, но противоречиво, начиная с того, что в РФ есть 24 федеральных ведомства, ответственные за администрирование отношений в области госсобственности, и их работа не согласована, а зачастую даже противоречит одна другой. Полагаться было бы возможно на закон. Но и тут подвох, тем более, если дело касается авторских прав во всемирной сети. В 2013г. был принят (а в августе вступил в силу) так называемый «антипиратский закон», «крайними» (то есть отвечающими перед законом за распространение продукции) сделали информационных посредников, но четкого юридического определения в итоге мы не получили.  С поправками, вступившими в силу с 1 мая уже 2015г. в этом плане все осталось по-прежнему. Что вновь приводит нас к необходимости стандартизации в сфере нематериальных активов, формирования четких терминов и внедрения данных систем. 

Закончить хотелось бы, конечно, на мажорной ноте. Однако, если отталкиваться от одного из высказываний Сергея Матвеева, заместителя директора Департамента науки и технологий Минобрнауки России, говорить о появлении полноценного рынка нематериальных активов можно лишь тогда, когда общий объем дохода создающих их компаний от распоряжения интеллектуальными правами как минимум сравняется с объемом финансовой господдержки. Но на данный момент это планируемое будущее. В котором, мы надеемся, нематериальные активы не превратятся в «пассивы».