Для тех, кто хочет больше знать о стоимости
собственности, её оценке и рисках владения

Лебедев А.В., президент НП СРО «СВОД»: "Если введут уголовную ответственность для оценщиков, они перестанут брать на себя ответственность. Первыми с рынка уйдут профессионалы"

Лебедев А.В., президент НП СРО «СВОД»: "Если введут уголовную ответственность для оценщиков, они перестанут брать на себя ответственность. Первыми с рынка уйдут профессионалы"

7 декабря 2015

27 ноября 2015 года в Москве состоялся Всероссийский оценочный форум «Независимая оценка: битва за профессию». Мероприятие было посвящено грядущим переменам в области оценочной деятельности и вызовам, стоящим перед профессиональным сообществом. После Форума мы пообщались с Алексеем Витальевичем Лебедевым, президентом НП СРО «СВОД», чтобы узнать о его отношении к ожидаемым изменениям в сфере государственной кадастровой оценки.

- Алексей Витальевич, НП СРО «СВОД» выступил соорганизатором Всероссийского оценочного форума, который состоялся 27 ноября в Москве. Хотелось бы узнать Ваше личное мнение по ключевым вопросам, в первую очередь, по ожидаемым изменениям в сфере государственной кадастровой оценки.

- Мое мнение нисколько не отличается от мнения спикеров, которые выступили от лица оценочного сообщества и представили анализ двух альтернативных законопроектов, предложенных Минэкономразвития и группой депутатов Государственной Думы.

Главный недостаток законопроекта Минэкономразвития заключаются в том, что он предусматривает монополизацию рынка кадастровой оценки и передачу всех полномочий по кадастровой оценке государственным структурам без возможности оспаривания и установления рыночной стоимости. Эти моменты скажутся крайне негативно на оценочном сообществе и рынке оценочных услуг. У нас и так уже «надкусывали» рынок, скоро он может стать еще меньше. Кроме того, ставится под сомнение само понятие «независимая оценка». В Европе и странах Запада применяются рыночные механизмы оспаривания кадастровой стоимости. Если мы говорим, что нам по пути с Западом, значит должны остаться рыночные механизмы ценообразования с участием профессиональных независимых оценщиков. Передача полномочий государственным бюджетным учреждениям никак не решает проблемы, которая заключается, прежде всего, в качестве исходной информации. Мы знаем, что государственные структуры, например, Ростехинвентаризация, ранее осуществляли кадастровую оценку и результаты были не лучшими. Жаль, что механизм выбора оценочных компаний с требованиями квалификации по конкурсам, а не по аукционам, может прекратить свое существование, не успев достаточное время поработать.

- В чем преимущество законопроекта « О ГКО в РФ», предлагаемой группой депутатов Государственной Думы?

- Альтернативный законопроект, предложенный нашими депутатами, по сути, такой же сырой, как законопроект Минэкономразвития. Принципиальное отличие заключается в позиции: необходимо разобраться с качеством исходной информации и оставить рыночный механизм оспаривания кадастровой стоимости.

Однако в соответствии с работой, которая происходит в правительстве, и тех заявлений, которые звучали с самого высокого уровня по поводу кадастровой оценки, можно понять, что мнение относительно профессионального сообщества крайне негативное.

- Будет принят первый законопроект?

- На данном этапе у меня нет однозначного ответа. Отмечу лишь, что наша саморегулируемая организация выступает в интересах профессионального оценочного сообщества, а значит за то, чтобы рынок для оценщиков был максимально широким. Поэтому при всех спорных моментах и того, и другого документа, для нас более приемлемым является законопроект, предложенный депутатами. Для профессионального сообщества - это возможность быть востребованными на рынке услуг, для предпринимателей – возможность применять рыночные процедуры оспаривания и отстаивать свою точку зрения в комиссиях и судах.

Если говорить упрощенно, действующий порядок кадастровой оценки, которая утверждается на 3-5 лет, отменить в одночасье никто не может. Значит, есть возможность еще минимум 3 года работать по старым правилам и адаптироваться к новым.

- Давайте поговорим о профстандарте для оценщиков. Кто занимается этой работой и что за этим всем стоит?

Эта работа ведется достаточно давно. Совершенно не ясно, на каком основании в этом процессе принимает участие профсоюз, если наша отрасль является профессионально регулируемой саморегулируемыми организациями. Ведущую роль в решении вопросов, связанных с профессиональными компетенциями оценщиков, должны играть саморегулируемые организации. Аттестацию в рамках профессионального стандарта, который вступил в силу 12 сентября, должны проводить СРО, потому что именно им важнее всего заботиться об уровне знаний своих оценщиков. Это влияет на статус самой СРО, на ее позиции в оценочном сообществе и степень доверия к организации среди потребителей оценочных услуг.

Изначально Профессиональные стандарты были необходимы государству, чтобы привести в порядок рабочие специальности. У оценщиков никакого профстандарта в чистом виде быть не должно, или он должен быть необязательным. Однако по «задумке» разработчиков это совсем не так, о чем было подробно рассказано моими коллегами на Форуме. Поэтому начинание хорошее, только работа ведется в интересах не оценочного сообщества, а определенной группы лиц.

Хорошая идея – институт стажировки. Например, необходимо два года работать помощником оценщика, чтобы получить статус оценщика и право подписи отчетов об оценке. Согласен и с тем, что статус профессии оценщика надо повышать и делать это комплексно, а не создавать очередной «конвейер» аттестации и переаттестации оценщиков.

- После Форума стало понятно, что применение профстандарта, скорее всего, будет обязательным.

- Когда профстандарт разрабатывался, все говорили о том, что он будет добровольным. Но, как известно, все добровольное со временем становится обязательным. По сути, введение профстандарта является очередным переделом рынка оценочных услуг за счет введения заградительного барьера, которым будет управлять небольшая группа людей. Людей, которые будут решать, может ли работать на рынке тот или иной центр оценки квалификации, принимать ли экзамены у того или иного оценщика, и какому уровню квалификации этот оценщик соответствует. Я предполагаю, что в дальнейшем при ЦОКах теми же учредителями будут созданы платные курсы повышения квалификации с дальнейшей аттестацией оценщиков. Появится дополнительный огромный рынок услуг по аттестации, профподготовке, повышению квалификации. Как говорится, «ничего личного, только бизнес» и очередной сбор денег.

- Как эта система повлияет на оценочное сообщество?

- Перспективы, которые «рисует» профстандарт, выглядят устрашающе для оценочного сообщества и саморегулируемых организаций, потому что ни одна из СРО не хочет стать саморегулируемой организацией оценщиков квартир. А на большее может не хватить квалификации у оценщиков той или иной СРО из-за непрозрачных процедур аттестации или из-за того, что ЦОКи будут создаваться в интересах группы СРО, желающих полностью завладеть рынком. Если вспомнить, такая же ситуация была с экспертами саморегулируемых организаций, которым пришлось сдавать квалификационные экзамены в институтах. Перед этим была попытка узурпировать данные полномочия при Национальном совете по оценочной деятельности через создание внутреннего комитета, но наши коллеги выступили против. Из-за этого, по сути, Национальный совет прекратил функционирование. Юридически эта структура еще существует, но фактически давно никто не собирается, хотя полномочий у Национального совета достаточно много. В том числе, разработка профстандартов и образовательных программ. Но зачем это делать в рамках НСОДа, где есть представители большинства СРО, если можно эту работу вывести в другое русло, что и было сделано.

- Вы говорите, что Национальный совет не функционирует, но ведь есть желание его реанимировать.

- Есть желание реанимировать НСОД только у Ассоциации «Объединение саморегулируемых организаций оценщиков», но этого недостаточно. Кроме того, если говорить о НП СРО «СВОД» как о сравнительно новой саморегулируемой организации, мы не являемся членами НСОДа, так как в свое время нас туда не пустили путем голосования таких же, как и мы, СРО. Точнее, отдельные коллеги проголосовали «против» нашего присутствия в НСОДе, и их голосов хватило.

- Что можно сделать на сегодняшний день?

Для начала было бы хорошо создать собственный отраслевой союз. Сейчас мы попадаем под возможное влияние Центробанка, а все мы знаем, какая у него жесткая политика. С учетом того, что ЦБ РФ отбирает лицензии у банков, в том числе, из-за «раздутых» недобросовестными оценщиками уставных капиталов, понятно негативное отношение ЦБ РФ к оценочному сообществу в целом.

- Представитель Следственного комитета также отметил, что присутствие на рынке недобросовестных оценщиков создает массу проблем. Может ли решить эти проблемы введение уголовной ответственности для оценщиков?

- Следственный комитет уже давно педалирует эту тему из-за недовольства оценочным сообществом со стороны государства. Действительно, имеется много вопросов, связанных с приватизацией и достоверной оценкой государственных активов.

- То есть, государство в этом случае можно понять?

- Понять можно, но, мне кажется, это перегиб. Оценщики являются в данной ситуации «пятой спицей в колесе». Как доказать, что оценка была заведомо ложной? Ведь есть преднамеренные ошибки, а есть непреднамеренные, когда непрофессиональный оценщик по глупости не поставил тот или иной коэффициент. Преднамеренно ли он это сделал или нет? А у следственных органов процедура доказывания недостоверности оценки заключается лишь в том, чтобы обратиться к другому оценщику, который посчитает другую стоимость, и не оспаривать сам отчет оценщика - вот в чем проблема. Рыночная стоимость имеет вероятностный характер, и у оценщиков эти стоимости могут отличаться. Как можно, используя один отчет, доказать заведомую ложность или недостоверность другого? Тем не менее, таких примеров много.

Часто оценщик даже не знает, что с отчетом будут совершены неправомерные действия. Например, он делает отчет для одной цели, а заказчик применяет его для решения совершенно других задач. Как с этим быть?

- Что случится, если этот пункт все-таки включат в УК РФ?

Оценщики просто перестанут брать на себя ответственность. Первыми с рынка уйдут профессионалы. Именно они хорошо понимают, что любой отчет с любой стоимостью можно считать недостоверным, если руководствоваться логикой Следственного комитета: просто предъявить другой отчет с другой стоимостью. А недобросовестные оценщики, которые пишут в отчете все, что ни попросишь, останутся. Потому что им и сейчас не страшно это писать, и будет не страшно, когда появится статья, о которой они даже знать не будут. Профессионалы же уйдут в ранг консультантов и перестанут подписывать отчеты. Потому что за каждой работой и за каждой подписью будет стоять Следственный комитет с Уголовным Кодексом. Потому что в отчете, извиняюсь за выражение, «можно докопаться до столба». Наши профессиональные стандарты это позволяют – опыт оспаривания кадастровой оценки и прочих имущественных споров яркое тому подтверждение.

- Еще был вопрос, связанный с информационной открытостью за деньги.

-Мы обращались с открытым письмом к ЗАО «Интерфакс» и просили разъяснить, на каком основании они планируют брать деньги с оценочного сообщества. Да, ответ пришел, но невразумительный: в нем не было ни одной ссылки на закон или нормативный акт, позволяющий это делать.

На законодательном уровне нигде не предусмотрено, что оценщик должен платить: нет ни постановлений, ни приказов, ни порядка. Есть только программный комплекс и рассылка от ЗАО «Интерфакс»: «мы начинаем работать, несите нам деньги». Требуются разъяснения, потому что имеется много разногласий с другими документами.

Отчет надо разместить через 6 месяцев, когда он перестает быть действительным, причем заказчик мог даже не использовать его. Зачем все это публиковать, тем более платно? Понятно, что речь идет о новом рынке на 1,5 млрд. рублей в интересах учредителей ЗАО «Интерфакс».

- Этот год, очевидно, может стать переломным для оценочного сообщества.

- Действительно, 2015 год получился резонансным в этом плане. Хотя на Форуме и призывали к миропорядку, просили отойти от слова "битва", но по-другому и не скажешь, учитывая все имеющиеся проблемы.


Беседовала Наталья Ничкова